Выдержки из дневников святителя Николая Японского: 1908 - 1909 г.

30 Дек[абря] 1907/12 Янв[аря] 1908.

Воскресенье.

<...> Слава Богу, в России делается спокойнее, и третья Дума, кажется, работоспособная. Только одну весьма печальную новость вычитал: о. Иоанн Кронштадтский очень болен; посетили его три архиерея вместе, в числе прочих был Московский Митрополит Владимир, и это описывается очень трогательно. Дай Господи ему еще пожить, на благо Святой нашей Церкви! Известили сегодня, что о. Павел Савабе болен. Вчера пошел он в дом родителей о. Якова... по случаю смерти матери его; на обратном пути попал под лошадь кавалериста; кричали ему свернуть, но он за глухотою не слышал, а тот не остерегся; подняли о. Павла в бессознании с раненною головою, и теперь он лежит. И так-то старик едва жив, и тут еще такое несчастье с ним! Очень жаль бедного...

27Янв[аря]/9 Февр[аля] 1908. Воскресенье.

Утром получил письмо от Архиепископа Витебского Сергия (Стра- городского), в котором он, уведомляя о том, что уволен от заседаний в Св. Синоде на епархию, пишет, между прочим, следующее: 11 декабря у Государя целых полтора часа провели Преосв[ященный] Герман Сарат[овский], Серафим Орловск[ий] и прот[оиерей] Восторгов и подробно описали ему настоящее наше безвыходное церковное положение. Преосв[ященный] Герман своим рассказом, как левая печать и общество травят больного, умирающего о. Иоанна и в лице его Православную Церковь и веру, довел Государя до слез. Государь сейчас же по телефону передал приказ Столыпину, чтобы немедленно везде снять с репертуара «Черных воронов».

18 Сентября /1 Октября 1908. Четверг.

Слава Богу, кончили мы с Накаем перевод богослужений. Теперь надо исправить его, что, вероятно, займет года два. Сегодня начали с Ирмоло- гия. Прежде всего идет пробная читка двух экземпляров, верно ли переписан другой, с рукописи Накая. Потом начнется исправление. Прежде всего каждый стих будет прочитан быстро. Накая д[олжно] спросить, понимает [ли] все          если замедлит в ответе, значит, мысль не ясна, и надо выразить ее яснее. <...> Такое исправление, серьез­ ное и вдумчивое д[олжно] б[ыть] произведено два раза.

18/31 Октября 1908.

Суббота.

<... > Так как с Ирмологием у нас все кончено — его осталось только печатать, — то мы приступили к исправлению Октоиха.

16/29 Декабря 1908.

Вторник.

Ирмологий отпечатан, и почти без ошибок. Сегодня мы с Накаем кон­ чили проверочное чтение отпечатанного. Всего оттиснуто 500 экз., стоит печать и бумага 437 [й]ен 58 сен.

27 Декабря 1908 / 9 Января 1909.

Суббота.

С 8-ми ч[асов] Литургия. После нее панихида по о. Иоанну Кронш­ тадтскому и Великому Князю Алексею Александровичу. Мы с Преосвя­ щенным] Сергием вышли в мантиях. С амвона я объяснил, что «о. Иоанн — великий благотворитель Миссии; несколько раз жертвовал большие деньги на Миссию; последняя жертва была в только что минувшем году: прислал 1000 р[ублей] в пользу Миссии, жертвовал также свящ[енной] утварью и облачениями».

1/14 Января 1909.

Четверг.

Пасмурное утро. Предвестие ли это пасмурного года? Не дай Госпо­ ди! <...>

6/19 Января 1909.

Вторник. Праздник Богоявления.

Литургия и обычное Водоосвящение. Со мной служили все здеш­ ние 5 иереев. Христиан в церкви по прискорбию было совсем мало, — мокрый снег и дурная дорога, как видно, причиною. В России подоб­ ные причины не задерживают христиан в такой великий праздник дома.

Весь остальной день самое печальное расположение духа; редко бывает так тяжело и неприветливо на душе. <... >

31 Января /13 Февр[аля] 1909.

Суббота.

Принялись мы с Павлом Накаи за наше дело: начали исправлять Окто­ их. Быть может, Бог поможет в этом году напечатать. Исправлять почти нечего, так как при переводе серьезно продумано все.

7/20 Апреля 1909.

Пятница.

Прочитал книгу о русском замечательном филантропе Н. Н. Неплюеве, основателе «Трудового Братства» в Черниговской губернии, в котором состоит до 500 человек. <...> Даруй Господи побольше таких людей России!

4/17 Июля 1909.

Суббота.

С 8-ми ч[асов] заседание Собора... [Вопросы:]

1- й. Христиан считается 30 тысяч, но на лицо их не видно и половины...

Ответ. По статистике Миссии Православных христиан... в Японии 31175 человек. Это и есть подлинное число наших христиан. Но они так рассеяны по разным местам Японии и разным частям света, что нет возможности определить, где и сколько человек находится. Конечно, по статистическим листам... местных церквей должно быть показываемо число наличных христиан, на которых, между прочим, лежит обязанность заботиться о содержании служащих местной церкви.

2- й сицумон. Наша Японская Церковь составляет ли ветвь Русской Церкви или Вселенской?

Ответ. С тех пор как поставлен Архиепископ Японской Церкви, можно сказать, что Японская Церковь есть ветвь Церкви Вселенской. Если бы созван был Вселенский Собор, то, конечно, на нем был бы и самостоятельный представитель Японской Церкви.

3- й сицумон. Православная Церковь из Греции перешла в Россию, отсюда в Японию. Церковное управление Японской Церкви независимо ли от русской власти?

Ответ. Православная Церковь, как в Греции, так и в России, а равно и в Японии, управляется каноническими правилами Св. Апостолов и Св. Вселенских и Поместных Соборов. Японская Церковь в этом отношении совершенно независима от России. Предстоятель Японской Церкви в продолжение 40 лет кряду не спросил Русский Синод по делам церковного управления, а книгу канонических правил он часто раз­ вертывает и по ней поступает.

4- й сицумон. Если Японская Церковь не находится под властью России, то получаемые от Синода и от русских братьев деньги жертвуются ли всей Японской Церкви?

Ответ. Деньги эти жертвуются на нужды Миссии и присылаются в распоряжение начальника Миссии.

5- й сицумон. Имеет ли право Японская Церковь распределять эти деньги сообразно с нуждами, например, на ненужное уменьшить, на более нужное прибавить?

Ответ. Японская Церковь этого права не имеет. Деньги приходят, как выше сказано, в распоряжение начальника Миссии, который знает, как нужно распределять их...

10/23 Июля 1909. Пятница.

В протодиаконы к Собору просится некто Соболев (или Зозуля) из Нагасаки. Родом из духовных, в России был певчим, потом несколько лет актером; в Нагасаки торговал водкой; женат на японке. «Басом обладаю», — говорит, что верно. «Соборное богослужение ваше украшу», — уверяет. Едва ли, если бы стал протодиаконствовать наподобие того, как диакон в России, японцы диву дивились бы только, а не наставлялись. Голоса у японских диаконов, правда, плохие, но служат натурально, не кричат.

Не надо! Отказано.

7/20 Августа 1909.

Пятница.

<... > Репортер «Хооцисимбун» приходит, спрашивает:

Какое отношение патриотизма к религии?

Патриотизм — чувство естественное, вложенное Творцом в при­ роду человека, как чувство птицы к своему гнезду, оленя к своему ста­ ду. Религия только освящает его, углубляет и укрепляет. <...>

Как в России это чувство?

У настоящих русских людей совершенно так же. <...>

Что граф Толстой?

По последнему периоду своего писательства — враг России.

4/17 Сентября 1909.

Пятница.

О[тец] Тит Комацу пишет, что похоронил в Накамацу Корнилия Судзуки, первого по времени и очень благочестивого тамошнего христианина; бедный, в последнее время лежал в параличе; пред смертию пособорован о. Титом в присутствии тамошней братии, очень любившей его. Царство ему Небесное! Первые христиане мало-помалу отходят в тот мир, скоро никого не останется, а следующее поколение лучше ли будет?

22 Декабря 1909 /4 Января 1910. Вторник.

С сегодняшней почтой получена из Москвы книжка об о. Иоанне Крон­ штадтском. Как трогательна и как поучительна она! Вот кто стяжал дух молитвы!

28 Декабря 1909 /10 Янв[аря] 1910. Понедельник.

Д. М. Позднеев принес в подарок 3 книги своих сочинений «Материалы по описанию северной части Японии». Капитальный труд, показывающий и большую даровитость и великую трудоспособность автора.

Выдержки из дневников святителя Николая Японского: 1905 г.

5/18 Марта 1905.

Суббота.

О[тец] Сергий Судзуки из Мацуяма пишет; просит разрешить ему совершение «общей исповеди», какую разрешено совершать о. Иоанну Кронштадтскому, по причине слишком большого числа желающих исповедаться и причаститься у него. О[тцу] Сергию, оче­ видно, исповедывавшиеся у о. Иоанна офицеры рассказали об этой исповеди и настроили его просить о разрешении оной и ему. Дей­ ствительно, в Мацуяма 3069... пленных. Где же управиться одному с таким числом? Поэтому я не колеблясь разрешил ему и послал книжечку, где «генеральное исповедание грехов»... <...> Кто имеет что-то особенное сказать на духу, тот должен исповедываться отдельно.

20 Мая / 3 Июня 1905.

Пятница.

Не морская держава Россия. Бог дал ей землю, составляющую 6-ю часть света и тянущуюся беспрерывно по материку без всяких островов. И владеть бы мирно ею, разрабатывать ее богатства, обра­ щать их во благо своего народа; заботиться о материальном и духов­ ном благе жителей ея. А русскому правительству все кажется мало, и ширит оно свои владения все дальше и дальше; да еще какими спосо­ бами! Манчжурию захватить, отнять ее у Китая — разве доброе дело? «Незамерзающий порт нужен». На что? На похвальбу морякам? Ну вот и пусть теперь хвалятся своим неслыханным позором поражения. Оче­ видно, Бог не с нами был, потому что мы нарушили правду.

29 Мая / 11 Июля 1905.

Воскресенье.

Не переставая приходится распивать горькую чашу. И как глот­ нешь, так невыносимо горько всегда, как вот теперь воспринимать мысль о позорном для Отечества мире. Мало-помалу, обыкновенно, вкус горечи смягчается, но затем — новая горечь. И так полтора года. Неудиви­ тельно, что чувствуешь себя иногда крайне усталым и изнеможденным.

18 Июня / 1 Июля 1905.

Суббота.

Редко бывает такой тягостный день, как сегодня. Тоска и апатия неодоли­ мая. Вечный гнет печальных мыслей давит душу до того, что она кричит и плачет неутешно. На войне мы всегда разбиты, а внутри-то России! Лучше бы не знать и не ведать того! Даже наше духовное ведомство, и то замутивает страшно. Не видно просвета от бури и ненастья! <... >

3/16 Июля 1905.

Воскресенье.

Наказывает Бог Россию, то есть отступил от нее, потому что она отступила от Него. Что за дикое неистовство атеизма, злейшей враж­ ды на Православие и всякой умственной и нравственной мерзости теперь в русской литературе и в русской жизни! Адский мрак окутал Россию, и отчаяние берет, настанет ли когда просвет? Способны ли мы к исторической жизни? Без Бога, без нравственности, без патрио­ тизма народ не может самостоятельно существовать. А в России, судя по ее мерзкой — не только светской, но и духовной — литературе, со­ всем гаснет вера в Личного Бога, в бессмертие души. Гнилой труп она по нравственности, в грязного скота почти вся превратилась, не только над патриотизмом, но над всяким напоминанием о нем издевается. Мерз­ кая, проклятая, оскотинившаяся, озверевшая интеллигенция в ад тянет и простой, грубый и невежественный народ. Бичуется ныне Россия, опозо­ рена, обесславлена, ограблена. Но разве же это отрезвляет ее? Сатанинс­ кий хохот радости этому из конца в конец раздается по ней. Коли соб­ ственному позору и гибели смеется, то уже не в когтях ли злого демона она вся? Неистовое безумие обуяло ее, и нет помогающего ей, потому что самое злое неистовство ее — против Бога, Самое Имя Которого она топ­ чет в грязь. Богохульством дышат уста ее. Конечно, есть малый остаток добра, но он, видно, до того мал, что не о нем сказано: «Семя Свято — стояние его» [Ис. 6:13]. Душа стонет, сердце разорваться готово.

13/25 Ноября 1905.

Воскресенье.

После Богослужения всегда лучше; уныние проходит, бодрость приходит. Полуглухота — так полуглухота! И в этом виде еще можно работать — переводу богослужения это не помешает, — а это и есть главное дело конца моей жизни. Богу не угодно освободить меня от не­ удобства глухоты. — Его святая Воля.

23 Ноября / 6 Декабря 1905.

Среда.

Каждый день одно и то же: письма военнопленных, ответные письма к ним и т. п. Нечем отмечать дни. Только над Россией все шире и шире нависают грозовые тучи: анархия царит в ней. Сегодня прочитал, что даже четыре Духовных Академии забастовали. Но для записи многообразных всероссийских бед есть история. <...>

6/19 Дек[абря] 1905.

Вторник.

Окружное послание к русским военнопленным в Японии.

Русские христолюбивые воины,

Достопочтенные мои соотечественники и возлюбленные братья во Христе! Мир и благословение вам от Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа!

Бог судил мне быть временно вашим архипастырем, и Он видит, что я не пренебрег этим велением Его, а старался по мере сил моих служить вам. Знаю, что служение мое недостаточно для удовлетво­ рения ваших духовных потребностей, совесть говорит мне это, но совесть и не укоряет меня в нерадении: я делал то, что мог. И делание мое было с любовью к вам, братие. Свои письма к вам я большею частию подписывал словами «ваш брат во Христе», и я истинно чувствовал брат­ скую любовь к вам, питаемую особенно соболезнованием к постигшему вас несчастию плена. Любовь эта возвышает и укрепляет вашим доб­ рым христианским поведением. Я с радостью видел, что вы, как природ­ ные христиане, во многом представляете для новых чад Церкви Христо­ вой в сей стране пример христианских добродетелей. И эти новые чада Церкви видят это и со своей стороны также полюбили вас братскою хри­ стианскою любовью, которую и стараются по мере возможности явить вам. Все это было хоть некоторым утешением для вас среди тягостей пленной жизни. Так было до последнего времени. И уже настает конец вашего плена и предстоит радостное возвращение в Отечество, к доро­ гим сердцу вашим родным и друзьям и для дальнейшего вашего служе­ ния Отечеству.

Но что при этом открылось еще? Увы, с печалью и стыдом только можно говорить о том, что открылось! «Спящим же человеком, прииде враг его и всея плевелы посреде пшеницы» (Матф. 13, 25). Вознерадели некоторые из вас, и среди этого душевного усыпления пришел враг и посеял в их души семена раздора, противления, возмущения. Какой это враг? Тот же, которого указал Спаситель в притче о сеятеле и от которо­ го устами Своего Апостола предостерегает христиан: «Трезвитеся, бод­ рствуйте, зане супостат ваш диавол, яко лев рыкая, ходит, иский кого поглотити» (I Петр. 5, 8). Им руководимые и невидимо научаемые уже видимые враги вашего душевного мира и нашего общего Отечества зем- наго и Отечества Небеснаго приходят к вам и говорят свои речи или при­ сылают свои сочинения, те и другие исполняя душевного яда, и стара­ ются отравить вас ими. Своими коварными внушениями они стараются посеять вражду между вами, влить озлобление в ваши сердца, сделать вас врагами своего Отечества земного, затворить для вас Отечество Не­ бесное и разверзнуть под вашими ногами ад душевных терзаний на зем­ ле и вечных мучений за гробом. И есть уже отравленные этим ядом и тщащиеся отравить других. Между вами, живущими доселе везде мир­ но, происходят в некоторых местах ссоры, драки, побоища, доходящие до смертоубийства, — и это в чужой стране, на позорище всему свету! О горе и стыд! Но что же это значит? Из-за чего все это? Отравленные развратителями в душевной слепоте своей мнят себя тоже хотящими добра и служащими Отечеству. Это добро-то и служение Отечеству в забвении товарищества и братства и во вражде, ссорах и даже убийствах? В попрании всякой дисциплины и дерзких возмущениях? В разруши­ тельных замыслах и наглом вторжении в дела государственного управ­ ления, в которых ничего не понимают?

Какое безумие! Поясню примером. У каждого из вас, братие, есть дом, а в нем отец, у многих же и старший брат; в доме, быть может нужно произвести поправки и улучшения; кто же когда видел на земле что-нибудь такое совершенное, что уже не требует улучшений? Итак, отец с старшим братом советуются, как все в доме исправить и улуч­ шить. Но представьте, что все это время к вам украдкой подходит кто- то и шепчет на ухо: «Твои отец и брат ничего не смыслят в домашних делах, ты сам возьмись за поправки; разрушь дом, подбери ригу; а чтоб тебе свободней было, свяжи отца и убей брата». Что бы ты сказал на это? Конечно, сказал бы: «Твой совет дьявольский, отойди от меня, сатана» (Матф. 16, 23). Вот точь-в-точь подобное теперь творится в России. Нужны исправления и улучшения по управлению в России, никто не отрицает этого. Об этом и думает, и заботится ныне наш воз­ любленный Государь со своими советниками старшими в государстве. Но враги нашего Отечества, точно змеи, прокравшиеся всюду в нем, вливают яд возмущения и злых замыслов во все неосторожные сердца, особенно в сердца людей, по своей необразованности не могущих ура­ зуметь их коварных целей, — и в России теперь сколько смуты, разла­ дицы, взаимовражды, убийств! Отравленные ядом возмущения обра­ тились в братоубийц, и с остервенением творят свое дело: бросают бомбы, от которых гибнут ни в чем не повинные люди, стреляют, рвут, жгут... И вас, братие, эти озверевшие люди хотят обратить к этому пре­ ступному, противогосударственному и противочеловеческому служе­ нию своему. К несчастью плена, оставляющему вас чистыми в вашей совести и пред людьми, так как честный плен никогда не считался по­ зором, эти коварные слуги диавола хотят присоединить несчастие, ко­ торое опозорит вас пред людьми и растерзает впоследствии вашу душу угрызениями совести, хотят сделать вас бунтовщиками и изменниками своему долгу и присяге, врагами своего Отечества, хотят обратить вас в людей-зверей, терзающих утробу своей матери России. О, братие, да не будет сего! Опознайте скорей в людях, смущающих вас, волков, хо­ тящих прикрыться овечьей шкурой, в чьих речах и писаниях яд, убива­ ющий навек. Вы, правленные уже слезами раскаяния, смойте зараже­ ние и осквернение с ваших душ, очиститесь и исцелитесь; это можно, это легко с помощью благодати Божией, которую призовите сердечной любовию; если же останетесь нераскаянными, то знайте наперед, что ваша участь — ужасная участь братоубийцы Каина. Вы, еще не успев­ шие до дна души впитать яд злых речей и писаний, ради Бога, поско­ рее изблюйте этот яд из души и будьте по-прежнему добрыми воина­ ми, верными своей присяге служить верою и правдою Царю и Отечеству. Вы, остававшиеся доселе чистыми и здравыми душею, «блю­ дите, како опасно ходите, не якоже немудри, но якоже премудри» (Ефес. 5, 15), трезвитеся и бодрствуйте, чтобы не впасть в сети невидимого врага, расставленные видимыми слугами его. Помните, братие, что если вы станете мутить и бунтовать, то своим скопом, своей численностью можете много зла причинить дорогому нашему Отечеству и самим себе, но добра никакого, ни малейшего не можете сделать никому, потому что в ослеплении своем послужите врагам нашего Отечества, своим собственным злым врагам. Да удержит же Господь от сего всех вас!

Примите, дорогие мои соотечественники, слова мои с такою же любовию, с какою обращаюсь я к вам. Усердною молитвой призываю на всех вас благословение Божие...

Епископ Николай, 1/14 дек[абря] 1905.

Токио.

Выдержки из дневников святителя Николая Японского: 1904 г.

26 Декабря 1903 / 8 Января 1904.

Пятница. 2-й день Праздника

Рождества Христова.

<...> С негодованием в душе вышел от юного секретаря А-ва, так любящего копировать императора Вильгельма в фабрении своих усов: ...на главной стене в комнате высоко водружена буддийская божница; «я так люблю это», говорит.

А иконы-то нет у вас? — спрашиваю, не видя нигде оной по стенам.

Нет, есть, — говорит, — вот она, — и указывает на входную стену; действительно налево от порога в углу высоко едва видна какая-то крошечная иконка. Так и отпечатался во всем этом интеллигент последней формации, без религии и без здравого смысла, один из захиренных баранов Панургова стада. А еще с такой прямо русской фамилией! Гадко! Сколько он в свою жизнь наложит грязных пятен на русское имя! Какое мерзкое воспитание ныне дают и каких нравственных калек выпускают в жизнь!

6/19 Февраля 1904.

Пятница.

<...> Газеты, японские и аглицкие, даже пересматривать невыносимо — так все исполнено восхвалением японцев и злорадством, что Россия не в авантаже (без сомнения, до времени) в нынешнем ее столкновении с Японией. Все, все ненавидят Россию! Прав был Александр III, сказав, что у нее только один друг — Николай, князь Черногорский.

16/29 Февраля 1904.

Понедельник 2-й недели

Великого Поста.

Пала грусть-тоска глубокая

на кручинную головушку;

Мучит душу мука смертная

вон из тела душа просится.

Это по поводу того, что русский флот японцы колотят и Россию все клянут — ругают, поносят и всякие беды ей предвещают. Однако же так долго идти не может для меня. Надо найти такую точку зрения, ставши на которую можно восстановить равновесие духа и спокойно делать свое дело. Что, в самом деле, я терзаюсь, коли ровно ни на волос не могу этим помочь никому ни в чем, а своему делу могу повредить, отняв у него бодрость духа. Я здесь не служитель России, а служитель Христа. Все и должны видеть во мне последнего. А служителю Христа подобает быть всегда радостным, бодрым, спокойным, потому что дело Христа — не как дело России — прямо, честно, крепко, истинно, не к поношению, а к доброму концу приведет, — сам Христос ведь невидимо заведует им и направляет его, так и я должен смотреть на себя и не допускать себе уныния и расслабления духа.

А ты, мое бедное Отечество, знать, заслуживаешь того, что тебя бьют и поносят. Зачем же тебя так дурно управляют? Зачем у тебя такие плохие начальники по всем частям? Зачем у тебя мало честности и благочестия? Зачем ты не привлекаешь на себя любовь и защиту Божью, а возбуждаешь ярость гнева Божия? Да вразумит тебя, по крайней мере, бедствие нынешнего поражения и посрамления. Да будет это исправляющим жезлом в руках Отца Небесного!

17/30 Июня 1904.

Суббота.

Расчетный за месяц скучный день, с грустными, горькими мысля­ ми, навеваемыми неудачной для России войной и тем, что уже ее поносят все, особенно протестантские миссионеры. А тут еще новое не­ счастие: Министра Внутренних Дел Плеве убили.

18/31 Июля 1904.

Воскресенье.

<... > Бьют нас японцы, ненавидят нас все народы, Господь Бог, по- видимому, гнев Свой изливает на нас. Да и как иначе? За что бы нас любить и жаловать? Дворянство наше веками развращалось крепостным правом и сделалось развратным до мозга костей. Простой народ веками угнетался тем же крепостным состоянием и сделался невежественен и груб до последней степени; служилый класс и чиновничество жили взяточничеством и казнокрадством, и ныне во всех степенях служения — поголовное самое беспросветное казнокрадство везде, где только можно украсть. Верхний класс — коллекция обезьян — подражателей и обожателей то Франции, то Англии, то Германии и всего прочего заграничного; духовенство, гнетомое бедностью, еле содержит катехизис — до развития ли ему христианских идеалов и освящения ими себя и других? <...> И при всем том мы — самого высокого мнения о себе: мы только истинные хри­ стиане, у нас только настоящее просвещение, а там — мрак и гнилость; а сильны мы так, что шапками всех забросаем... Нет, недаром нынешние бедствия обрушиваются на Россию — сама она привлекла их на себя. Толь­ ко сотвори, Господи Боже, чтобы это было наказующим жезлом Любви Твоей! Не дай, Господи, вконец расстроиться моему бедному Отечеству! Пощади и сохрани его!

23 Июля / 5 Августа 1904.

Пятница.

<...> Усердное служение наших священников у военнопленных и хорошее обращение японцев с военнопленными вообще немало пользы принесут для Японской Православной Церкви и для сближе­ ния Японии и России вообще: больше тысячи пленных, вернувшись, разойдутся в тысячи мест России и везде молвят доброе слово о японцах и Японской Православной Церкви.

Нужно надеяться, что с пленными японцами в России также обраща­ ются хорошо, и они, вернувшись домой, молвят не менее доброе слово о России...

26 Июня / 8 Августа 1904.

Понедельник.

<...> Доктор Ясосима, сострадающий моему одиночеству за уда­ лением всех русских по случаю войны, сегодня прислал мне шелковый круглый веер и корзину яблоков и дуль. Не знаю, чем одаривать его, как завзятый буддист, христианских книжек не берет, больше у меня нет ни­ чего для подарков.

31 Июля /13 Августа 1904.

Суббота.

Вечером сегодня составление списка икон в ризнице и кое-что в биб­ лиотеке. Все эти дни превосходная для просушки облачений и книг пого­ да: солнечно и тихо.

2/15 Августа 1904.

Понедельник.

<...> Впрочем, есть и очень доброе: 12 августа нового стиля наша Русская Императрица родила сына, значит — прямого наследника Им­ ператору. Благослови его Бог возрасти в благочестивого, истинно пра­ вославного и мудрого, и крепкого Императора!

4/17 Августа 1904.

Среда.

Несчастная эта война с мыслей не идет, ко всему примешивается и все портит; знать, патриотизм такое же естественное чувство чело­ века, как сознание своего я, что будешь делать! Нужно терпеть это беспрерывное мучительное колотье.

11/24 Октября 1904.

Понедельник.

Остались мелочи по приготовлению и печати Церковных Еванге­ лий и Апостола и исправленного Ирмология. Пора приступать к Ок­ тоиху. Боже, еще целое море переводов! Но зато какая польза будет от них! Нужно только в церкви внятно читать и петь, а молящемуся внимательно прислушиваться, — и целое море христианского научения вливается в душу, — озаряет ум познанием догматов, оживляет сердце святою поэзиею, оживляет и движет волю вслед святых примеров. Это не протестантская церковная беднота, пробавляющаяся несколькими вет­ хозаветными псалмами, своими слезливыми стишками и самодельной каждого пастыря проповедью — «чем богаты, тем и рады», — и не като­ лическая богомольная тарабарщина с органными завываниями. Это — светлая, живая, авторитетная проповедь и молитва устами всей Церкви Вселенской, голосом Боговдохновенных Святых Отцев, в совокупности столь же авторитетных, как Евангелисты и Апостолы, верховодители цер­ ковной молитвы... Помоги, Боже!

4/17 Ноября 1904.

Четверг.

То же. В душе два течения, и нижнее, скрытое, бурливо, жгуче, мучительно; сердце тоже на войне и тяжело ранено...

11/24 Ноября 1904. Четверг.

Отец Сергий Судзуки из Мацуяма пишет, между прочим, что «меж­ ду пленными русскими есть Борис Т-ев, военный корреспондент, гово­ рящий о себе, что он происхождением перс; предок его принял право­ славие потому, что ему вместе с этим предложили жениться на какой-то аристократке; в Мацуяма не ладит с офицерами, потому что сторонник мира, а не войны». Видно, что дрянь человек; уж не толстовец ли?

19 Ноября / 2 Декабря 1904.

Пятница.

Никто так [не] ненавидит Россию и не желает ей зла, как протес­ тантские миссионеры. Почему? Да потому что Россия не дает им раз­ вращать себя. Во всех зазряд протестантских изданиях, если встреча­ ется что про Россию, так непременно злое и хульное. <...> О, лицемеры и пройдохи!

Выдержки из дневников святителя Николая Японского: 1901 - 1903 г.

21 Января / 3 Февраля 1901.

Воскресенье.

В церкви было гораздо больше русских матросов, чем японских христиан. И свечей же наставили! Всех и расставить не могли — мес­ та не хватило; оставшиеся будут поставлены при дальнейших бого­ служениях — так и матросикам объяснено. После Литургии многие из них пожелали отслужить молебен Спасителю. Я спросил:

Есть ли между вами могущие петь молебен?

Нет, — ответили.

В таком случае и священник, и пение будут японские.

Для нас это — все равно, Господь Бог не положил различие в языке для молитвы.

Да наградит Господь Своею Благодатию такое истинно православ­ ное суждение!

19 Февраля / 4 Марта 1901.

Понедельник 2-й недели

Великого Поста.

Был некто Гондо, довольно известный в журнальном мире, погово­ рить об Японии. Задал вопрос, как я смотрю на японский народ? Вижу ль в нем хорошее и что? Вижу ль дурное и что?

Я отвечал, что японский народ — современник древним государствам, которых теперь и следа нет, тогда как японский народ — жив и полон сил; стало быть, в нем есть прочные задатки жизни. Что это? Добродетели, привлекающие на японский народ Охранительную Любовь Бога и Промыслителя Вселенной. Не знают еще японцы Истинного Бога, но «естеством законное творят». Три доселешние нянь­ ки японского народа, каждая воспитала в нем нечто доброе: синто — чес­ тность, буддизм — взаимную любовь, конфуцианизм — взаимное уваже­ ние. Этим и стоит Япония. Но пора уже Японии узнать своего Отца Небесного, и что она медлит в сем, что холодна к Христианству, это — дурное в ней, и так далее. Разговор продолжался часа два.

4/17 Мая 1902.

Суббота.

Вместе с Иваном Акимовичем Сенума был с двух часов на благо­ творительном, в пользу сирот, концерте в Музыкальной Академии, в Уено. Сиротский приют — протестантский, в Окаяма. Играли и пели лучшие здешние музыкальные знаменитости: японки: Тацибана — на фортепиано из Бетховена, Коода — на скрипке, профессор Юнкер — на скрипке, Кёбер — на фортепьяно. <...> В первый раз здесь на свет­ ском концерте; впрочем — «благотворительный», и неприличного ни­ чего не было. Мысли же хорошая музыка возбуждает добрые; думалось, между прочим, — какой высокий дар дан людям от Бога в эс­ тетическом чувстве и как плохо люди пользуются этим! Быть может, в будущем лучше станут пользоваться...

27 Апреля /10 Мая 1903.

Воскресенье. День освящения храма

в Кёото.

<...> В промежутках между богослужениями Храм постоянно был напол­ нен как христианами, старавшимися поближе рассмотреть иконы и весь та­ кой прекрасной работы иконостас, так и любопытствовавшими язычниками.

Последним давал разъяснения и знакомил их с вероучением, указывая на ико­ ны, назначенный для того благочестивый пожилой христианин города Кёото, пожелавший служить Богу именно этим: всегда состоять при открытом Хра­ ме и любопытствующих посетителей из язычников знакомить с христианс­ ким вероучением, иллюстрируя свои слова указанием на святые иконы, в пол­ ном составе которых на иконостасе выражены самые важные догматы Православной Христианской Веры. Нужно еще заметить, что иконы сами по себе привлекают всех своим высоким художественным исполнением, а хрис­ тиан, кроме того, своим истинно церковным характером. Некоторые из них, как храмовая икона Благовещения Пресвятой Богородицы, главные иконос­ тасные — Спасителя и Божьей Матери, иконы Святителей Николая и Инно­ кентия — так прекрасны, что взор не хочет оторваться от них; и тут-то сказы­ вается, особенно для христиан, как важна хорошая иконопись для храма, в котором все предназначается к тому, чтобы очищать и освящать душу, уми­ лять ее и возбуждать к молитве. При взгляде на этого Ангела в иконе Благо­ вещения так и просится на уста благодарение Богу, что у каждого из нас есть Ангел-Хранитель, но, перенося взор на святой лик Пречистой Девы, чувствуешь стыд, что несохранением своей души в чистоте отгоняем от себя этого прекрасного стража, так любовно пекущегося о нашем спасении; от взгляда на кроткий лик Богоматери с Богомладенцем и на учащего Спасите­ ля льются в душу умиление и радость, что Бог так преискренне близок к нам, но и печаль при мысли, что мы ограждаем себя от Него стеною грехов; строгий и вместе милующий вид Святителя Николая Мирликийского, важ­ ный и вместе ободряющий лик Святителя Иннокентия Иркутского — все- все и привлекают к себе красотою иконописи, и возбуждают соответствую­ щие чувства и мысли, освежающие и очищающие душу у смотрящих на них.

25 Июня / 8 Июля 1903.

Среда.

<...> Раздача дипломов кончившим курс Семинарии.

Моя речь им. Сущность ее: «Спаситель сказал своим ученикам: "Вы — свет миру". Эти слова звучат и вам в уши. Будьте же светом миру.

Начну пояснение сего подобием. Представьте ясную лунную ночь; уже близок рассвет, все в доме встали, но при лунном свете могут ли хорошо работать? Нет; потому, во-первых, что далеко не видно, потому, во-вторых, что неясно видно, потому, в-третьих, что обманчиво видно. Это подобие нынешнего состояния Японии. Здесь широко разлит лунный свет — свет разных наук, и все уже встали: Япония покрыта школами. Но еще солнце не взошло, и потому — что мы видим? Во-первых, никто не думает дальше сего мира. Высшие ученые авторитеты Японии объявили человека потомком обезьяны, душу человеческую уничтожимою вместе с телом, личного Бога не существующим, и взоры всех затуманены этим мрачным учением. Не печальное ли состояние? Все так и идут в тот мир слепцами, навсегда лишенными возможности зреть Бога и все красоты невидимого мира, как слепорожденные никогда не видят солнца. Самые лучшие люди Японии нисколько не заботятся о вечной участи своей души, а ограничены исключительно заботами о нуждах жизни сей, как будто и подлинные потомки животных. Не ужасно ли? Представьте, что при выходе из сего дома налево — тигр или яма; не возьмете ли вы предосторожность уберечься от них? А при выходе из сей жизни или ад, или рай, и никто здесь не думает брать предосторожность, чтобы не попасть в первый, чрез что прямо и попадает в него. Осветите Светом Христовым, который зажжен в ваших душах, дальний горизонт для ваших соотечественников. Во-вторых, свет наук, как лунный, неясно показывает предметы. Довольно в доказательство сего указать на недавний печальный факт, как один студент, старавшийся из философии понять, что такое человек, что такое Вселенная, и, не нашедши разрешения мировых тайн и проблем в ней, с отчаяния бросился в водопад, чтоб погибнуть. После него семь других молодых людей сделали то же; сколько еще последует за ними — неизвестно. Все это лучшие молодые силы Японии. Из-за чего они гибнут? Именно из-за того, что свет солнца не воссиял для них. Мы знаем, что целая вечность пред нами для изучения тайн Божией Премудрости и что самая вечность мала для исчерпания сих тайн, что в открытии нами Божьих истин будет источник вечных райских наслаждений. А они ложкой хотели зачерпнуть безбрежный океан и умерли с отчаяния, что не удается это. Много ли нужно для вразумления сих несчастных? Объяснение начал Христова Учения, сделанное с внушающею любовию, так, чтобы проникло в их души сквозь лунный туман. Будьте же такими объяснителями, проникнитесь любовию к вашим братьям и спасайте их от бездны. Еще лунный свет наук представляет предметы обманчиво, вместо действительных предметов — призраки, привидения. Не так ли все в Японии погружены ныне в материальный мир и его одного считают действительностью, тогда как он прехо­ дит и исчезает для каждого из нас, как призрак... Ваше дело — при Свете Христове представлять людям настоящую цену всего видимого и материального и бесконечное преимущество пред всем этим духовного, нематери­ ального... Будьте же светильниками для ваших братий, еще сидящих в сени смертной! Старайтесь, чтобы в вас самих свет не погас, а возгорался более и более. "Не угашайте духа. Помните, что вы можете дать свет людям настолько, насколько он сияет в вас самих"»...

7/20 Июня 1903.

Понедельник.

<...> Отпуск нескольких священников. Но большая часть батю­ шек, правду сказать, любят покейфовать и пожить на безделье, ома- хиваясь веером. Иных, как, например, ленивейшего отца Петра... , не­ подвижнейшего отца Иова... придется, вероятно, и ныне, как прежде бывало, попросить направиться, наконец, к их паствам.

19 Июля /1 Августа 1903.

Суббота.

Сегодня в России великое торжество: открытие мощей Преподобного отца нашего Серафима Саровского. Господи, по молитвам святого Серафима, воззри и на Японскую Церковь, и пошли им добрых служителей, и сохрани, и возрасти ее! Ты же, Преподобне Отче Серафиме, моли Бога о сем! Не остави и нас грешных твоею любовью и твоим милостивым посещением!

7/20 Августа 1903.

Четверг.

В подробных телеграммах газеты «Владивосток», № 30, описывается открытие мощей и прославление Преподобного отца нашего Серафима Саровского. Сам Государь с Государыней и Великие Князья прибыли в Саров и участвовали в этом торжестве. Народа — тьмы! Совершается множество чудес, которые тут же и записываются. Слава Тебе, Господи! До слез радостно читать все это!

А вот нерадостно письмо отца архимандрита Никона, издателя «Троицких Листков». Жалуется на повсюдный упадок веры и благочестия. <...> Отец Никон прислал мне и брошюры свои, из которых весьма ясно видно, что обращать монастыри в места «больниц» и «школ» не должно — что это значило бы поставить «поделие» на место «дела», — чем последнее унизилось бы и постепенно уничтожилось.

23 Сентября / 6 Октября 1903.

Вторник.

Четыре полицейских приставлено охранять Миссию день и ночь. Анфим, церковный сторож, приходил просить позволения спать где- нибудь в доме, в сторожке нет места — все занято полицейскими. Видно, что действительно есть опасение, что будет война, и вместе с тем поднимается волна народного раздражения, от которого нашему брату несдобровать без усиленных охранительных мер со стороны правительства. Спасибо за охрану, и помилуй Бог от войны!

11/24 Октября 1903.

Суббота.

В «Иородзу-иёохо», газете плохой репутации по части правдивости, напечатано вчера, будто я «употребил 20 тысяч [й]ен на подкуп шпионов из японцев» в пользу России! Так! Да я бы выгнал японца, если бы он и без всякого подкупа стал набиваться в пользу чужой для него России изменить своему собственному отечеству!

20 Октября /2 Ноября 1903.

Понедельник.

Симеон Томии, катехизатор в Тега (в Симооса провинции), пишет, между прочим, что и бонзы стараются пользоваться нынешним военным возбуждением Японии против России, чтобы заграждать путь православной проповеди: там везде они оповещают, что и правительство по разрыве с Россией воздвигнет гонение на всех, поддавшихся христианству, пришедшему из России, — итак, не должно слушать православных проповедников. Все на Православие, только Бог за него!

31 Октября /13 Ноября 1903.

Пятница.

Ныне идет у нас с Накаем перевод службы Трем Святителям в Праздничной Минее, — и что за трудности в канонах Евхаита! А без греческого текста и совсем не понять бы их! Как жаль, что не исправляют славянский текст Богослужения! Давно пора сделать это. Теперь почти половину для молящихся, точно мед в закрытых ячейках.

Выдержки из дневников святителя Николая Японского: 1898 г.

20 Декабря 1897/1 Января 1898.
Суббота.
В 8 час[ов] началась Литургия, отслуженная 3-мя иереями с о. Рома¬ ном во главе (о. Павел Сато болен). На молебен выходил и я. По левую руку от кафедры всегда стояли два ряда маленьких учениц <... > вышедши на кафедру, я удивился, что нет ни одной. Не захворали ли? — встревожился я; но сейчас же догадался, что ушли петь в хоре как певчие уже, к чему и готовились; только и там их ни одной не было вид¬ но — точно козявки попрятались в щелях, — так они еще малы!
24 Декабря 1897 / 5 Января 1898.
Среда. Рождественский Сочельник.
<...> Из церкви зашел ко мне Иоанн Ооцуки, христианин из Такасимадзу, бывший когда-то причетник и катехизатор, но по болезни головы оставив¬ ший службу. <...> Говорил он, что собираются христиане Такасимадзу просить для себя священника... и что наметили будто бы Андрея Сасагава для сего сана. Он ныне врач.
— Можно ли совместить в одном лице эти две должности — священника и лекаря? — спрашивает Ооцуки.
— Если считать эти должности равно обязательными, то никак нет. К кому пошел бы священник и лекарь, если бы к нему пришли разом про¬ сить — один окрестить младенца, другой помочь больному? Что стал бы делать священник и лекарь, если бы он пришел в храм совершать литур¬ гию и тут же за ним пришли звать его к больному...? Хорошо священнику знать и медицину; и он, будучи врачем душевным, может тогда быть и телесным, но это в исключительных случаях, где нет врача, или где трудно добыть его, или при внезапных несчастных случаях и все это — после исполнения обязанностей врача духовного и поколику не мешает сему исполнению. Касательно же Андрея Сасагава есть и другое препятствие. Он служил когда-то катехизатором; потом оставил эту службу без всяких уважительных причин, кроме: «не хочу». Пусть бы у человека были ка¬ кие-либо... препятствия, напр[имер] семейные обстоятельства, головная или иная боль и т. п. Ничего подобного! Сколько я ни уговаривал его... следовать брату — Петру, который тогда уже был священником, — «Не хочу!» — и больше никаких резонов. <...> Изучил лекарское искусство, ныне врач и порядочный христианин, и Слава Богу! Пусть и будет сим до конца. Избирать же его священником опасно. Что, как он, прослуживши и священником год-два, опять скажет «не хочу»? Тогда будет нехорошо уже не для него одного, а и для церкви: скомпрометирует он ее немало. Итак... пожалуйста, в священники не намечайте, а ищите кого понадежнее.
25 Декабря 1897 / 6 Января 1898.
Праздник Рождества Христова.
Четверг.
Пасмурный день по наружности и пасмурно начался на душе: встал с сильною головной болью от чада из печки ночью (уголь вывалил¬ ся). Вначале обедни христиан почти никого; но тут уже праздничное настроение возобладало — пред мысленными очами восстало будущее Яп[онской] Церкви, обильной христианами, — и я начал славословить Господа под чтение Часов. Мало-помалу набралось и христиан, так что к концу Обедни была почти полная церковь. Благодарение Господу за это!
Все же христиане не вполне покинуты благодатью Божией и раз-два в году отверзают дверь сердца толкущему в нее Господу. <...>
16/28 Апреля 1898.
Четверг.
Утром обычное дело исправления перевода Н[ового] 3[авета] Дош¬ ли до слова «дух», труднейшее из слов во всем Н[овом] 3[авете], и не знаешь, что делать; употреблять ли старое, давно вышедшее из упот¬ ребления начертание «син», которого нельзя найти ни в каких лексико¬ нах, кроме «Коокидзисен» [?], как советует Исайя Мидзусима, но это значило бы посадить мумию среди живых; сочинить ли новый иерог¬ лиф, как тоже советует Мидзусима, если старое не будет принято, но это значило бы посадить самодвижную куклу среди живых. Кажется, самое лучшее употребить [нрзб], но с кружком, который бы обозначал, что разумеется «дух» (син), а не Бог (ками).
26 Апр[еля] / 8 Мая 1898.
Воскресенье.
<...> О[тец] Петр Кавано пишет: в Накацу теперь слушает наше учение бывший протестант[ский] христианин — методист, бросивший христианство и сделавшийся буддистом и бонзою, бросивший сие зва¬ ние и поступивший в юридическую школу, провалившийся здесь на экзамене и ныне изучающий православие с целью, кажется, сделать¬ ся катехизатором. <...> Отец П. Кавано спрашивает: можно ли ему сие? Отвечаю: ни в каком случае! И в Церковь он может быть принят не иначе, как по двухлетнем испытании его искренности.
21 Мая / 2 Июня 1898.
Четверг.
Протестантская миссионерка Престон... пишет: «так как употреб¬ ление в причащении вина может порождать у причащающихся на¬ клонность к пьянству, то нужно причащать виноградным соком», и пред¬ лагает покупать оный по 30 коп. бутылка. [Нрзб], доведенный до нелепо¬ сти и кощунства. Напоминает того благочестивого пастыря, который пред¬ лагал совершать евхаристию на чае, так как, де, если бы И[исус] Хр[ис- тос] явился в Китае, он непременно установил бы причащение на чае. <...>
2/14 Июня 1898.
Вторник.
Утром, за переводом, Павел Накаи, опечалясь, рассказал, что здесь, в приходе Канда, прилегающем к Миссии, один бедный христианин, 80- летний старик, от неимения чем жить бросился в реку, вытащен был, но после того все-таки исчез, и месяца два о нем ни слуху ни духу; вероятно, опять бросился в воду и погиб. Ни о. Павел... ни катехизатор Симеон... не заботятся о своем приходе до такой степени! Мать П. Накаи посетила это семейство, живущее в крайней бедности, и рассказала о горе. И меня со¬ весть сильно корит за недосмотр!
9/21 Июня 1898.
Вторник. На пути
из Хакодате в Тоокёо.
<...> В 3 часа ночи, когда я спал в вагоне, вдруг просыпаюсь в Ици- носеки от возгласа у окна остановившегося поезда: «Здесь! Здесь!» Отворил дверь, вижу человек 20 христиан и христианок с катехизатором Василием Усуи во главе. Это они ночь не спали, чтобы дождаться поезда и принять еписк[опское] благословение! Меня истинно тронуло это усердие. <... >

30 Июля / 11 Августа 1898.
Четверг. Немуро.
Утром о. Игнатий Като сообщил сведения о настоящем числе христиан на о[строве] Сикотане: мужчин 16, женщин 24, детей мужско¬ го] пола (добрачного возраста) 9, женского 13, всего 62 человекав 16 домах. Купил я для них подарков: кадку сахара — белого песка, 16 фун¬ тов зеленого чая, 2 фунта китайского чая, 30 пачек табаку, 3 дюжины платков, 1 штуку ситца в 24 ярда, 5 сортов цветных ниток... Подарки приготовлены, чтобы завтра взять на пароход.
После обеда в 3 часа сходили на кладбище, чтобы отслужить литию по нашим покойникам, которых там человек 20. Есть несколько протестантских могил и одна католическая. Между первыми могила миссионера Карпентера, умершего здесь в 1887 г.; на ней значится, что он трудился 23 года для индийцев (аборигенов в Бирме) и 1 год для айнов и японцев. Жена его живет в Немуро и ждет времени лечь здесь рядом с мужем — замечательно хранит верность мужу.
31 Июля /12 Августа 1898.
Пятница. Немуро.
Вчера, возвращаясь с кладбища, мы зашли к Mrs Carpenter, но не застали ее дома. Сегодня утром она сделала ответный визит. Интересная старушка, преданная Богу и памяти своего мужа. <...>
1/13 Августа 1898.
Суббота. Немуро. Сикотан.
<...> В 5 часов вечера были у острова Сикотан, в заливе, где по¬ селение наших христиан-курильцев. Прежде всего бросается в глаза здание церкви, небольшой, но имеющей вид настоящего це- рк[овного] здания. По берегу видны были люди, бегущие к стояв¬ шей вдали от деревни шаланде. 3аходящее солнце обливало мяг¬ ким светом мирную картину деревеньки, видимо бедной. Долго мы ждали, пока подойдет шаланда, гребцами в которой оказались моло¬ дые женщины с несколькими мужчинами. На наши вопросы все назва¬ ли себя христианскими именами, весьма чисто произнесенными, но никто не мог говорить по-русски: знали, наверное, только по несколь¬ ко слов. Быстро свезли нас на берег, где мы прежде всего пошли в цер¬ ковь и нашли ее очень чистенькою; пол деревянный, без циновок, чис¬ то вымытый; алтарь на возвышении и задергивается занавеской, икон достаточно, священническое облачение есть, на престоле славянское Евангелие; все — присланное из Миссии. <...> Пока светло, пошли по¬ смотреть дома христиан. Всех — двенадцать посетили; один был за¬ перт на замок за отсутствием жителей, еще две семьи живут совместно с другими. <...> Половина домов дощатые, другая половина из соломы и тростника. У всех очаги в передней комнате, кровать во второй, спаль¬ ные принадлежности плохие и грязные. Дома вообще изобличают убо¬ гое бедное существование. <...> У старухи Степаниды — вдовы, тру¬ долюбивой и искусной огородницы — по обе стороны дома отличный огород картофеля. На лугу, за домами, паслись 10 коров. В домах везде мы нашли иконы, но закопченные, нужно прислать им новые, на досках.
Когда стало темнеть, мы все собрались в церкви. Виссарион стал звонить в небольшой колокол, привешенный над входом, и звонил, пока приготовлено было все к началу богослужения. <...> После Ве¬ чери я в епитрахили и малом омофоре сказал небольшое поучение и оделил все дома иконками... На отсутствовавших также даны были, а их оказалось 17 человек, отлучившихся на рыбные ловли. <... > Кон¬ чивши все в церкви, мы пошли в дом Якова Сторожева, где были два тюка с вышеперечисленными подарками, и передали их... сказав раз¬ дать беспристрастно, что они и сделают, ибо живут весьма дружно, и всякий делится всем со всеми, точно первобытные христиане. Тут же мы с о. Сергием получили от многих подарки — их изделия — раз¬ ных форм коробки, сплетенные весьма крепко и искусно из соломы; дали им окончательное благословение и простились с ними. <...> Они прово¬ дили нас до шаланды, в весла которой сели, по-прежнему, девицы и мо¬ лодые люди, первые в своих платьях, в которых были в церкви, не успев переодеть их. С напевом — сначала альтами, потом дискантами, мело¬ дично грустным и с видимым одушевлением и усердием, они скоро дос¬ тавили нас на пароход и здесь еще раз простились и приняли благосло¬ венье. Грустно мы расстались с ними. Добрый отросток это знаменитой церкви Иннокентия, славного нашего миссионера. Куда нашим христиа¬ нам равняться с ними! С коих пор они разлучены с наставниками и со всем христианским миром, и до сих пор какие превосходные христиане! Ни воровства между ними, ни лжи, ни обманов, ни вражды, а правда, честность, любовь, смирение и проч[ие] христианские добродетели. Бед¬ но и невзрачно одеты в доме и на своих делах, а в церковь все идут чисто и в лучшие свои платья одетыми, и идут все до единого, и стар и млад, так что в домах никого не остается во всей деревне. Быть может, им дозволят переселиться на прежнем их месте, на Парамушире, тогда, Бог даст, они сохранятся от вымирания; ...если останутся, вероятно, не дол¬ го будет существовать их деревня, уже больше половины по переходу сюда умерло, от недостатка той пищи, которую они имели на Парамушире.
3/15 Августа 1898. Понедельник.
Рубецу и на пути в Немуро.
Утро было светлое; мы с парохода любовались селениями и их окружающими землями. 3десь, кажется, было место подвигов наших взбаломошных лейтенантов Хвостова и Давыдова, за каковые подвиги заплатил своими страданиями в плену Головнин с товарищами.
В 9 часов снялись и шли целый день в виду берегов Итурупа и Кунашира.
15/27 Августа 1898.
Суббота. Успение
Пресвятой Богородицы.
Ровно 18 лет, как в последний раз служил с Высокопр[еосвящен- ным] Исидором в Петербурге, после чего простился с ним и отправился на вокзал для следования сюда. Когда прощались, я упомянул, что «Бог даст мне еще увидеться с ним», он отверг: «Нет, где же? А услышите, отслужите панихидку». Да молит его душа, столь участливая к Японской Миссии, чтоб Господь поскорее просветил сию страну светом Евангелия!
За Литургией было так много христиан, что о. Андроник удивился. «Праздник Богородицы чтут так же, как в России». Между прочим, был один патер; сначала стоял в дверях, потом с д-ром Кёбером в правом кры¬ ле церкви и проявил себя очень скверно... ни на каждение, ни на благосло¬ вение не преклонял хоть бы мало главу, а стоял совершенно истуканом; наш бы, православный, непременно отдал [нрзб] католическому еписко¬ пу; ведь таинство епископства взаимно нами признается и уважается. Но в этом-то и выражается, что католичество — яд мира и что ему предстоит то же, что было с ересью Ария, т. е. исчезновение из мира. Протестанство не менее — ...гностицизм, отливающий всеми цветами красивой ящери¬ цы, и его участь та же. Будущее чревато еще какими-то превращениями и извращениями до Антихриста включительно, — но всех удел — поги¬ бель. Только нашему Христову учению суждена несокрушимость.
16/28 Августа 1898.
Воскресенье.
<...> Катехизатор в Мидзусавва Иоанн Симовара пишет про тол¬ ки языческих родственников и дворни княгини Анны Русу [?], будто смерть ее здесь, в госпитале, куда она приведена была для лечения от чахотки, ускорена была предложением о. Павла Савабе исповедаться и причаститься. Злостные толки, которыми они стараются отчасти оправ¬ дать языческое погребение Анны. Но Господь примет ее душу, не по по¬ гребению, а по вере.


2/14 Сентября 1898.
Среда.
О[тец] Андроник пишет тревожное письмо из Оосака: «болеет, скуча¬ ет по России, сомневается, была ли воля Божия на его приезд в Японию; закрадывается мысль об отъезде». Избави Бог! Вероятно, не освоился еще со здешним климатом, да и диавол подбивает.
5/17 Октября 1898.
Понедельник.
Японский праздник осенней жатвы; классов не было; день превосход¬ ный, теплый, солнечный...
Я справлял корренспонденцию; между прочим написал благо¬ дарственное] письмо Георгию Конст. Властову, автору Свящ[енной] Летописи, приславшему недавно в подарок первую книгу толкований на пророка Исайю и очень лестное письмо; послал ему и две книжеч¬ ки перевода на яп[онский] язык его толкования на кн. Бытия.
13/25 Октября 1898.
Вторник.
Учитель гимнастики Курата Павел приходил принять благосло¬ вение; на днях крестился в церкви Коодзимауи [?], наставленный в учении катехизатором Николаем... говорит, что чувствует себя впол¬ не счастливым, и это видно по его лицу и всем его речам. Это радост¬ ное, просветленное состояние духа — обычное явление у всех новых христиан по принятии крещения; не явное ли это чудо благодати Бо- жией? Не то же ли, что у нашего Св. Кн. ...Владимира: «теперь-то я [увидел] Бога истинного»? Жаль, что потом часто это праздничное состояние души скоро проходит.
18 Октября / 9 Ноября 1898.
Среда.
<...> До сих пор у нас с Накаем при переводе возникают грамма¬ тические споры. Странное явление, и нигде нет его как здесь: Накай считается одним из очень ученых людей, но не установлен в принципах своей грамматики, да так, что постоянно у нас меняются правила: что счи¬ талось правильным год, даже полгода тому назад, потом херится и изго¬ няется как неправильное. Почему?
— Грамматика так велит.
Отчего же она давеча это не велела?
Накай молча улыбается или супится на это.
Я должен перечитать накопившиеся в последние два десятилетия японские новосочиненные грамматики, что и начал сегодня.
25 Окт[ября] / 6 Ноября 1898.
Воскресенье.
<...> Mr Jefferys не упустил случая польстить:
Я думаю, что Япония будет православной.
Почему же вы так думаете?
Потому что японцы — большие патриоты, а у православных пор¬ трет императора всегда следует за иконой Спасителя и Богородицы.
Огляните мою комнату, — где же портрет императора? И т. д.
Я удивился, что даже Jefferys... и тот безнадежно заражен предрас¬ судком о нашей царелатрии [?].
10/22 Декабря 1898.
Четверг.
<...> О[тец] Архим[андрит] Сергий принес для прочтения письмо Епископа Антония (Храповицкого), ректора Казанской Дух[овной] Академии, в котором изложено завещание ему недавно умершего епископа Михаила (Грибановского). Главная мысль в завещании: «установить церковь на канонических началах». Но теперь Церковь разве сдвинута с них? Если да, то как остается православною? Нет, твердо стоит она, непобедима даже и для «адских врат». — Разумеют эти... мечтатели и пессимисты, вероятно, возврат к патриаршеству. Но это невозможно и не нужно. Будто патриаршество — канонизм? Но его не было при Апостолах и в первые века. Явилось оно как необходимое, но не как непременное, — иначе не позволили бы Восточные Патриархи учреждения у нас Св. Синода. И Синод был, действительно, своевременно учрежден. Одного лица было недостаточно для управления всею Церковью. Не сошлются ли на Папу? Но там не Папа управляет, а целая система; попробовал бы Папа не подчиниться этой системе, он бы тотчас и в Папах не оказался. У нас при царе Алексее и Николае разве система была? И Никон разве хорош был? В отношении к царю он, наверное, и м[ожет] б[ыть] оправдан, хоть с натяжками, в отношении же к Церкви никак. И разве желательно повторение подобного самодурства, соединенного с расстройством Церкви? Потому Петр был мудр, позаботившись об уничтожении единоначалия в общем управлении всей Церкви. — Но ныне пришло время продолжить преобразования в церковном управлении, нисколько не нарушая канонов. Как? Господь знает как! Но нынешнего Синода недостаточно для доброго управления Церкви — это очевидно. Истинная христ[ианская] церковь должна радеть о просвещении язычников христианством, но кто же в Синоде озабочен этим? Никто, и идет это дело плохо. Правосл[авная] Церковь должна простереть руку к тянущимся к ней старокатоликам и лучшей части протестанства, но кто же хочет это¬ го? Один генерал (Киреев) [?]. Церковь должна усилить учительство в виду удушающего невежества и суеверия народа — но Дух[овной] Учебной Комиссии разве достаточно для этого? Итак, что же делать? По-моему, собрать собор всех правосл[авных] Российских епископов и определить на нем:
1. Синод сделать состоящим не из переменных епископов, а из постоянных членов. Куда епископам епархий заседать в Синоде, когда у них целый воз собственных дел? Оттого и епархии терпят от недосмотра и вся церковь от недогляда. Не смущаться тем, что епископы — члены Синода не будут именоваться по епархиям, которых у них не будет. <...>
2. Епископы, члены Синода, д[олжны] б[ыть] избраны всею церко¬ вью, и д[олжны] б[ыть] избраны для сего мудрейшие между ними, замет¬ ные как путные администраторы. Цвет ума, сил... должен стать во главе Церкви. Царь, разумеется, на это с радостью пойдет — нужно только ра¬ зумно представить ему это. Какой же у нас царь был против Церкви или не позволил что доброе в Церкви?
3. Прилично быть столичному Митрополиту председателем Синода, но тогда у него должны быть три викария для ведения епар¬ хиальных дел, чтоб от занятий его Синод[альными] делами не было ущерба его епархии.
4. Общее заседание всех членов Синода для вершения особенно важ¬ ных дел должно быть в определенные дни,
Но [пункт] 5. 12 членов Синода д[олжны] б[ыть] разделены по крайней мере на четыре части: (1) Три человека для ведения текущих дел Русской Церкви. (2) Три — для ведения миссионерства внутрен¬ него — среди раскольников, инославных, буддистов и магометан в пределах России. (3) Три для управления миссионерства загранич¬ ного — среди католиков, старокатоликов и протестантов в Европе и Америке и язычников в Азии и проч. (4) Три для ведения просвети¬ тельной части среди православных (того, чем теперь заведует Дух[овное] Учебн[ое] Управление). Должны быть четыре присутств- [енных] места и канцелярии, с нужным только числом чиновников. <...> Хотя бы в этом роде. Против канонов — ничего, а улучшение было бы значительное.